■Г1>1^

^*^*,

'-'•■г!^.*

I

^

^ч^^

РигсЬазес^ \ог хЬе Ь1ВКАКУ о\ 1\ге

11М\ЕК51Т\- ОР ТОКОNТО

^^от 1:Ье кАтньЕЕх МАВ1ЕЬ вндиЕЗТ

0|д|112ес1 Ьу Иле 1п1егпе1 Агс111Уе

2010 VV^^I^ 1ипс1|пд 1гот

ип|уегз11у о\ ТогоШо

|111р://\л/\л/\л/.агс111Уе.огд/с1е1а|1з/с11е1угпас11за1оес100теге

и ДЕКАБРЯ

11

д. с. МЕРЕЖК0ВСК1И.

14 ДЕКАБРЯ

ПАРИЖЪ 1921

Типограф1Я «ЗЕМГОРА», 21^, Ва КазраИ, Рап5.

КНИГА ПЕРВАЯ

ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Любить землю гр-Ёхъ, надо любить не- бесное. А я не могу, больше всего на св'Ьт'Ь люблю Черемушки. Пока въ нихъ жила, и не знала, что такъ люблю. А вотъ у^^хала и за- любила, затосковала до смерти...

Бы землю вашу, какъ живую, любите, Ма- рья Павловна?

Ну, конечно, живая! Выбегу, бывало, въ рощу молодыя березки тоненьюя, какъ восковыя св'Ьчечки, кожица у нихъ такая мяг- кая, теплая, солнцемъ нагр-Ьтая, совсЬмъ какъ живая. Обниму, прижмусь п1,екою и ласкаюсь, ц'Ьлую: миленькая, родненькая, сестричка моя!

Въ голубоватомъ св'Ьт'Ь зимнихъ сумерекъ, едва пробивавшемся сквозь обледен'Ьлое оконце кибитки, князь Валерханъ Миханловичъ Голи- цынъ, вглядываясь въ милое лицо д-Ьвушки, ду- малъ: «Сама, какъ та березка весенняя».

Марья Павловна Толычева съ виду была

8 14 ДЕКАБРЯ

©быкновенная уездная барьппня изъ т^хъ, о ко^ торыхъ сказано:

Разд-Ьлены ея досуги Между роялемъ и канвой.

ОдЪта ПО модной картинк-Ь изъ Телеграфа: маховой палатинъ добротнаго бабушкина гроде- тура темно-зеленаго, клетчатый капвръ съ ро- зовыми лентами; густая черная коса заплетена. въ вид'Ь корзиночки, съ висячими вдоль щекъ, легкими гроздьями локоновъ; старинный грана- товыя серьги въ ушахъ, в-Ьрио, тоже подарокъ бабушкинъ. Хорошо воспитана, говорить по- французски. А у самой лицо, какъ у деревен- ской д-Ёвушкп, которая сидитъ на завалияк1&у въ же.ттомъ, съ красными горошинамп, платочк!?, см-Ьется съ парнями и грызетъ сЬмечкп.

Можетъ быть, никого еще не любптъ, но бда- гоуханьемъ любви окружена, какъ цв'Ьтущая си- рень св-Ьжестью ровною. И всЬ это чувствують; сташцонные смотрители, шлагбаумш^е ннвалИ'- ды, распаренные чаемъ кушщ толстобрю- х1е, ямщики краснорожче, всЬ, глядя па Ма- рью Павловну, думаютъ: «Ахъ, хороша д'Ьвка1>*'

По дорог-Ь изъ Василькова въ Петербуртъ, Го- лицынъ остановился въ Москве, чтобы повидать- ся съ членомъ Тайнаго Общества, Иваномъ И::$л- новичемъ Пущпнымъ. Пущинъ, служивш1й въ Уголовномъ Департаменте Московскаго Надвор-

14 ДЕКАБРЯ 9

наго Суда, жилъ у тетки, старосв-Ьтской бары- ни, въ захолустномъ особняк'Ь, въ приход'Ь Пят- ницы Божедомской, на Старой Конюшенной. Зд'Ьсь, тоже про-^здонъ въ Петербургъ, останови- лась дальняя родственница Пущиныхъ, серпу- ховская пом'Ьщица Нина Львовна Толычева съ девятнадцатил'Ьтнею дочкою, Марьей Павловной. Голицынъ согласился сопровождать ихъ по просьб'Ь Пущина.

Тогда только-что началъ ходить изъ Москвы въ Петербургъ почтовый дилижансъ низк1й, длинный возокъ, обтянутый кожей, съ двумя оконцами, сзади и спереди. Лежать въ немъ было невозможно: четыре челов'Ька, разд'Ьленные пе- регородкой, сид'Ьли другъ къ другу спиной и смотр-Ьди двое впередъ, двое назадъ по дорог^^; а такъ какъ прежняя зимняя кибитка означала лежанье, то ямщикп прозвали это но- вое изебр'Ьтеше «нележанцами». Голицынъ, съ сб'Ьими дамами и состоявшей при нихъ горнич- ной дъБкою, Палашкою, отправился въ такомъ нележанц^Ь.

Госпожа Толычева, родомъ изъ семьи зажи- точной, привыкла 'Ьздить не иначе, какъ по дворянскому обычаю, на своихъ, на долгихъ, съ молельнею, кухнею, съ обозомъ домашней клади и дворовой челяди. Почтовыхъ дилижан- совъ боялась, какъ неслыханнаго новшества, и рада была надежному спутнику.

10 14 ДЕКАБРЯ

Тотчасъ разеказала ему всю свою псторш. Воспитывалась въ Смольномъ. Почти прямо изъ ипститута вышла замужъ п безъ малаго двад- цать пять л1^тъ прожила съ мужемъ, какъ у печ- ки погрелась. Павелъ Павловпчъ Толычевъ слу- жилъ въ арм1и ; за Итальянск1п походъ произ- веденъ Суворовымъ въ подпоручики; въ Дв-Ь- надцатомъ году рапенъ; вьппелъ въ отставку съ чипомъ подполковника. Былъ большого умс^ чело- В'Ькъ и даже сочинитель въ Стонскомъ В^ст- ник-Ь статья его напечатана; съ госиодиномъ Лабзинымъ оылъ въ дружб'Ь,а когда его за воль- ныя мысли сослали, едва не добрались и до Пав- ла Павловича. Терп'Ьлъ гонен1я. потому что лю- билъ правду, злыхъ людей обличалъ.лихоимцевъ- чиновниковъ и тпрановъ - пом'^>щиковъ. Самому арххерею дока^ывалъ, что не должно быть кр'Ь- постного' С0СТ0ЯН1Я ни госпрдъ. ни рабовъ.Соб- ственныхъ крестьянъ своихъ пожелалъ отпу- стить на волю, но начальство не позволило. Фар- мазономъ объявили, безбожникомъ и возмути- телемъ. Губернаторъ хот'Ьлъ въ острогъ посадить. Отъ многихъ огорчен1й Павелъ Павловпчъ забо- л'Ьлъ и скоропостижно умеръ. Нина Львовна ос- талась одна одинешенька съ малол'Ьтнею доч- кою. Трехъ д-Ьтеп при муж-Ь схоронила; 1\1аринь- ка посл'Ьдняя. Д^ла по им'Ьнью разстроилпсь; видя доброту покопнаго барина и не понимая благородныхъ чувствъ, мужики отродье хамо-

14 ДЕКАБРЯ И

во избаловались такъ, что никакого съ ними сладу н'Ьтъ ; половина въ б'Ьгахъ, половина - пьяницы; ни оброка, ни подушныхъ не платятъ. Сама ничего въ хозяйств'^ не смыслитъ; знако- мыя дамы прозвали ее белоручкою за то, что не бивала людей: боится-де замарать свою ладонь о холопьи щеки. А управляющш плутъ. Им'Ь- ше въ Опекунскомъ Сов-ЬгЬ заложено долгъ 25.000, а процентовъ неч'Ьмъ платить, про- дадутъ съ молотка, и ступай по м1ру.

Но самъ Господь надъ ними, сиротами, сжа- лился — послалъ добраго челов-Ька. Прх'Ьхалъ къ роднымъ пзъ Петербурга въ Серпуховъ стат- СК1Й сов^тникъ ПорфирШ Никодимычъ Аквило- новъ въ Департамент^^ Вн'Ьшней Торговли слу- житъ, на балу въ уЬздномъ клуб-Ь увид'Ьлъ Мариньку и такъ пл'Ьнился, что черезъ н'Ь сколь- ко дней предложен1е сд'Ьлалъ. Челов^къ немоло- дой, л-Ьтъ за пятьдесятъ, но почтенный, благо- нам'Ьренный, на прекрасномъ счету у начальства и большой капиталъ, говорятъ, им^етъ. А въ Мариньк1> души не чаетъ. «Если, говорить, со- гласьемъ осчастливите, ничего не пожал'Ью для счастья вашей дочери: выйду въ отставку, хо- зяйствомъ займусь въ Черемушкахъ и д^Ьла ва- ши поправлю». Маринька не отказала, но про- сила подумать. И Нина Львовна не неволитъ до- чери: сама понимаетъ, д-Ьл^ молодое любви хочется, союза сердечнаго. х'\. Порфир1й Нико-

12 14 ДЕКАБРЯ

дпмычъ ей не пара, въ отцы годится. Такъ-то годъ прошелъ, все ду^шла п, наконецъ, письмо получплп отъ господина Аквилонова: почтитель- н1>пше просить участь его р-Ьшить и, ежели есть надежда, ^ хоть малая, въ Пвй:ербургъ пожало- вать для свидашя лйчнаго; да и самой Нин'Ь Львовн-Ь должно прибыть безъ отлагательст- ва по д-Ьламъ им^шя, такъ какъ уплата взносовъ просрочена, могутъ наложить заирещенхе п объявить торги.

Есть у^'нихъ еще надежда на троюродную ба- бушку, Наталью Кирилловну Ржевскую. Стару- ха богата, да скупа и привередлива: какъ за- ладила, чтобъ им-Ьше продали и къ ней на житье въ Петербургъ пере'Ьхали, такъ и стоитъ на своемъ. «А то. говорить, ломанаго гроша отъ ме- ня не получите». А Маринька объ этомъ слы- шать не хочетъ. «Лучше, говор птъ, выйду за Ак- вилонова, а не у'^>ду изъ Черемушекъ. Зд^^сь ро- дилась, зд1>"сь и умру».

Кончпвъ разсказъ, Нина Львовна заплакала: какъ ни хвалила жениха, а жаль было дочери.

Голпцынъ сид-^лъ въ своемъ отд'Ьлен1и ночью съ Палашкою, а днемъ съ Ниной Львовной. Но на второй день разбол-Ьлась у пея голова и, чтобъ ей отдохнуть полулежа. Палашку усади- ли къ ямщику па козла, а Марья Павловна пере- села къ Голицыну.

Нележанецъ ползъ черепахою. Санный путь

14 ДЕКАБРЯ 13

еще не сталъ, какъ сл^^дуетъ; сн'Ьгу было мало, полозья визжали по голымъ камнямъ; возокъ встряхивало. За перегородкой сжышно было сон- ное дыхан1е Нины Львовны. Колокольчикъ зве- н'Ьлъ усыпительно. Въ замерзшемъ оконц1> гу- ст^лъ голубоватый св-Ьтъ вечернихъ сумерекъ, похож1й на св-^тъ, который бываетъ во сн'Ь. И обоимъ казалось, что снится имъ сонъ незапамят- -но-давн1й, много разъ вид-Ьиный.

А мн^ все кажется, Марья Павловна, что мы уже съ вами когда-то вид-Ёлись. Только вотъ не могу вспомнить, когда, сказалъ Голицынъ, продолжая вглядываться въ милое лицо девушки.

А в'Ьдь и мн-Ь... начала она и не кон- чила.

Ну что?

Н'Ьтъ, ничего. Глупости, отвернулась, локрасн-^ла. Вообще легко красн'Ьла, внезапно и густо, во всю щеку, какъ маленькая д'Ьвочка, и тогда становилась еще мил-Ье. Наклонившись къ оконцу, провела по ледянымъ узорамъ тонень- кимъ розовымъ пальчикомъ.

Вглядывалась въ Голицына украдкою, при- -стально, и лицо его странно м-Ьнялось въ глазахъ ея, какъ будто двоилось : то сухое, жесткое, желч- -ное, съ недоброй морщинкой около губъ, в'Ьчно- насм-Ьшливой, съ пронзите льно-умнымъ и тяже- лымъ взоромъ изъ подъ сл^Ьпо-поблескивавшихъ -стеколъ очковъ она ихъ вообще не любила:

14 * 14 ДЕКАБРЯ

ТОЛЬКО старики да ученые н-^щы, казалось ей, носятъ очкп, чуждое, почта страшное; а то вдругъ простое, датское, милое п такое жал- кое, что сердце у нея сжималось, какъ будто чуя- ло, что этому челов'Ьку грозитъ б'Ьда, опасность смертельная. Но все это темно п смутно, какъ сквозь в'Ьщш сонъ.

Я, в^дь, васъ боюсь немножко, прогово- рила, все такъ же вглядываясь въ него, украд- кой, пристально. Кто васъ знаетъ, можетъ быть, и вы такой же насм-Ьшнпкъ, какъ Иванъ Ивановпчъ?

Пущпнъ предобрый; его бояться нечего. Да и меня тоже.

Вы тоже добрый?

А вы какъ думаете, Марпнька... Марья Павловна ?

Ничего. Меня всЬ зовутъ Маринькой. Я са- ма не люблю Марьи Павловны, заглянула ему прямо въ глаза и улыбнулась; онъ тоже. Смо- тр-Ьли другъ на друга, улыбаясь молча, п оба чувствовали, что эта улыбка сближаетъ ихъ не- удержимо растущею близостью, жуткой и радост- ной, какъ будто посл^^ долгой-долгой ра^^дуки вспоминали, узнавали другъ друга.

Вдругъ опять отвернулась, покрасн'Ьла, поту- пилась. Но сквозь длинныя р-Ьсниды опушенныхъ глазъ онъ'усп'Ьлъ поймать стыдливо блеснувшую Ласку, можетъ быть, не къ нему, а все равно

14 ДЕКАБРЯ 15

къ кому, ко всЬмъ: такъ солнечный лучъ рав- но ласкаетъ все, на что ни упадетъ.

Ужъ вы меня извините, князь, прогово- рила, все еще не подымая глазъ. Я ужасна дикая. Все одна да одна въ своихъ Черемушкахъ, Ботъ и одичала. Съ людьми говорить разучилась. Всего боюсь.

Не стоитъ людей бояться, Маринька: бояться людей, значить, ихъ баловать.

Да я не людей боюсь, а сама не знаю чего. Въ Черемушкахъ я не боялась,всегда была храб- рая, а какъ оттуда уЬхала, такое вдругъ все чужое, страшное. Когда была маленькой, няня, бывало, улолштъ, перекрестить, задернеть на кроватк'Ь' занав'Ьску и говорить: «Спи, говорить, дитятко, спи сь Богомь! > кота-лп воркота^ ко- лыбелька хороша. Да глазокь не открывай, изь- подь занавЪски не выглядывай, а то возьметь Хо вонь оно подь кроваткой лежнть». А по- -томъ я часто думала, что пе только подь кроват- кой, а везд-Ь Хо. Вся жизнь Хо...

А вы оть него отчурайтесь, оно вась и не тронетъ.

Да какь отчураться?

Вудто не знаете?

^ Не знаю... Шть, право, не знаю, мед- ленно, какъ бы вь раздумь-Ь, покачала она голо- вой, и длинные локоны вдоль щекъ, какъ .иегшя гроздья, тоже качнулись. Возокъ.на замерзшемъ

16 14 ДЕКАБРЯ

ухаб^^ подпрыгнулъ, лица пхъ нечаянно сблизи- лись, и н^Ьжнып локонъ коснулся щеки его, какъ будто обжегъ поц1^луемъ.

А вы знаете? Ну такъ скажите.

Нельзя сказать.

Почему нельзя?

Потому ^то каждый самъ долженъ знать. И вы когда-нибудь узнаете.

Когда же?

Когда полюбите.

Ахъ, вотъ что, любовь! опять покачала головой сомнительно. А какъ же говорятъ, ньшче и любви-то настоящей н'Ьтъ, а одна изм-Ь- на да коварство?

^Кто ГОБОрИТЪ? -^ Бс*.

Ье р1и5 сЬагшап! атоиг Е$1 се1и1 ^и^ соттепсе е!: Пп11 еп ип )оиг.

-Это мн* Нущинъ намедни сказалъ. И т»тенька тоже: «Ахъ, говоритъ, Маринька, ты еще не зна- ешь, какая это птица любовь: какъ прилетитъ, такъ и улетитъ». И бабенька...

Сколько ихъ у васъ, тетенекъ да бабенекъ!

Охъ, много, страсть!

И вы имъ всЬмъ верите?

Ну, конечно!

У нея была привычка повторять эти два сло- ва: «ну, конечно!» и она д'блала это такъ мило, что онъ ждалъ, когда она ихъ скажетъ.

14 ДЕКАБРЯ 17

Какъ же не в-Ьрить? Надо в-Ьрить стар- шимъ. Сама-то, в-Ьдь, глупенькая, такъ вотъ ум- нымъ людямъ и в-йрю. Я вся изъ чужихъ словъ, ка^ь од'Ьяльце изъ лоскутковъ пестренькихъ.

А подъ од'Ьяльцемъ кто-то прячется? улыбнулся онъ.

- А вотъ узнайте кто, прищурилась она,

глядя на него исподлобья и тоже улыбаясь лука-

во-дразнящеГ. улыбкой. опять блеснулъ тотъ

<;олнечный лучъ, который ласкаетъ все, на что

ни упадетъ.

Помолчала, вздохнула, и лицо омрачилось мыслью недетского.

Такъ-то, князь. Любовь улетитъ, а Хо останется: оно, в-Ьдь, безъ крыльевъ, какъ чер- вякъ, ползучее, или вотъ, какъ большой, большой паукъ, ужасный, отвратите.1ьный...

Оба замолчали и опять почувствовали, что молчаше сближаетъ ихъ неудержимо растуш;ею близостью.

Ну, хорошо, сказалъ Голицынъ, пусть бабеньки да тетеньки какъ имъ угодно. А вы-то сами хотите, чтобъ любовь улет'Ьла?

Ну, конечно, н'Ьтъ! Я люблю любить кр'Ьп- ко не ум-Ью любить немножко. Надо, чтобъ епанча не спадала съ одного плеча, а держалась ла обоихъ твердо.

Такъ, Маринька, такъ! посмотр'Ьлъ на

Т8 14 ДЕКАБРЯ

нее Голпцынъ, какъ будто, наконецъ. вспомнплъ, узналъ: «Такъ вотъ ты кто!»

Какая вы хорошая! проговорилъ уже^ другимъ, тпхимъ голосомъ.

Ну, вотъ. пашлп хорошую! Вы меня еш,е не знаете. Спросите-ка маменьку: она вамъ ска- жетъ. какая я несносная девчонка, злая, упря- мая.

Послушайте, Марпнька, можно съ вамп: говорить просто?

Ну, конечно. Я сама люблю просто, Этихъ церемон1п терп-Ьть не могу !

Такъ Ботъ что, Марья Павловна, началъ онъ и вдругъ остановился ; такъ же. какъ давеча Марпнька, отвернулся, покрасн1>лъ и потупился» Она посмотр-Ьла па него съ любопытствомъ.

Не выходите замужъ за господина Аквило- нова. проговорилъ онъ съ внезапною р-Ьши- мостью.

Это еще что? Почему?

Потому что вы его не любите.

Какъ не люблю? Женпхъ значптъ,. люблю.

Н'Ьтъ, не любите. Онъ для васъ Хо.

Как1я глупости! Челов-Ькъ прекрасный, почтенный, благонам1>реннып. Можетъ соста- вить счастье всякой д-Ьвушки. Это всЬ говорить и маменька, и тетенька, и бабенька...

А все-таки не выходите.

14 ДЕКАБРЯ 19

, ,, , , - ■■■ ^^ 11 ■*

Да вамъ-то что? Какой чудакъ! И какъ вы сайете? Мн-Ь бы разсердиться надо, а я не ум-Ью, дура...

Ну, простите. Не буду. Не сердитесь, хоро- шая моя, милая, милая д1>вушка...

Онъ вдругъ замолчалъ. Взглянулъ на нее ук- радкою. Опять, какъ давеча, наклонилась къ за- мерзшему оконцу и дышала на него, приложивъ ладони ко рту; потомъ начала что-то выводить пальчикомъ на кружк-Ь оттаявшемъ.

В. Видите В? В1здь имя вашей невесты съВ?

Какой нев-Ьсты?

Вотъ теб-Ь на! Хорошъ женихъ нев1^сту забылъ! Ай-ай-ай, разв'Ь такъ можно? И чего вы отъ меня таитесь? Я же знаю, мн'Ь Пущинъ ска- зывалъ: у васъ въ Петербург^^ нев^Ьста краса- вица; имя съ В... Василиса, что- ли? Валер!- анъ да Василиса. Вотъ какъ ладно, съ одной буквы оба имени! разсм'Ёялась она звонко, какъ будто весело, а глаза были грустные.

«Почему съ В? Ахъ, да, «Вольность», догадался Голицынъ и вспомнилъ:

Мы ждемъ, въ томленьи упованья, Минуты вольности святой, Какъ ждстъ 1:юбовникъ молодой Минуты сладкаго свиданья.

А знаете, князь, в-Ьдь это, можетъ быть, и

20 14 ДЕКАБРЯ

не такъ? вдругъ перестала смеяться н посмот- р-Ьда на него строго, почти сурово.

Что не такъ?

-— Да, вотъ, наслетъ любви. Не любовь спа- сетъ отъ Хо.

А что?

Не знаю, не ум-Ью сказать. Есть таыс стишки покойный папенька ихъ очень любилъ:

Въ смиреньи сердца надо в-Ьрить И терп-Ьливо ждать ъ онца, :

сказала тихо, но въ этой тпшпн'Ь была такая си- ла, что 1'олицьшъ посмотр^лъ на нее съ удивле- Е1емъ : только что была дитя, и вотъ женщина. Въ эту минуту возокъ. съ'Ьзжая съ косогора, наклонился на-бокъ и едва не опрокинулся, Ма- ринька въ испуг-Ь вскрпкнула и, схватившись зд, ручку сид'Ьнья, положила нечаянно руку на руку Голицына. Онъ кр'Ьпко сжалъ ее и накло- нился близко къ самому лицу ея. Она чуть-чуть откинулась, хогЬла отнять руку, но онъ не пу- стилъ.

Мапе, послышался невнятный голосъ Нины Львовны за перегородкою.

МарпЕька прислушалась, но не отв1>тила. И оба прптап.лпсь въ темноте, какъ д'Ьти, которыя шалятъ.

А у васъ надъ бровью мушка, прошеп- талъ опъ см:Ьющпмся шопотомъ.

14 ДЕКАБРЯ 21

Не мушка, а родинка, отв'Ьтпла она такимъ же веселымъ шопотомъ. Когда я была маленькой, д'Ьти дразнили меня: «У Марпньки •родинка Маринька уродинка

Онъ склонился къ ней еп^е блшке, и она еще дальше откинулась.

Родная, родная, милая! прошепталъ онъ такъ тихо, что она могла бы не слышать, если-бъ не хотела.

Мапе, ой ез 1:и (^опс, топепГат:, по- звала Нина Львовна уже внятнымъ, проснувшим- ся голосомъ.

Зд1^сь, маменька! Я сейчасъ.,. А вотъ и станц1я !

Возокъ остановился. Красные огни и черныя •гЬни въ оконц'Ь заб'Ьгали. Маринька встала.

Не уходите, шепнулъ Голицынъ.

Нельзя. Маменька будетъ сердиться.

Онъ все еще держалъ ее за руку. Вдругъ под- несъ руку къ губамъ и поц'Ьловалъ куда никто не ц^Ьлуетъ въ ладонь, теплую, св'Ьжую, н'Ьжную, какъ чашечка цветка, солнцемъ нагр-Ьтая.

На ночь пересЬла къ нему, по обыкновешю, Палашка, а днемъ опять Маринька. Госпожа Толычева перестала церемониться и позволяла дочери сид-йть съ нимъ сколько угодно.

Но потому ли, что Нина Львовна не спала и могла ихъ слышать, или потому, что Маринька сама вдругъ замкнулась, насторожилась посл"]^

22 14 ДЕКАБРЯ

вчерашняго, разговоръ бьиъ неловокъ и нез- начптеленъ. Она разсказывала о своемъ жпть'Ь въ Черемушкахъ. Въ разсказ'Ь все было просто и буднично, но стариной незапамятной в^яло отъ него, какъ милою сказкою.

Въ конп'Ь липовой аллеи съ грачиными гп'Ьз- дами. па самомъ обрыв1^, надъ тихою ручкою Ка- шпркою дедушкина бесЬдка съ полустертою на фронтон-Ь надписью: «Найтить зд'Ьсь спокой- ство». Въ этой бес'Ьдк'Ь Маринька читала «Удольфск1я Таинства» госпожи Радклифъ и «Страданья Ортенберговой фамплш» господина Копебу. Вообще любила читать «ужасное и чув- ствительное». А зимою, въ сумерки, когда въ по- лутемной гостиной голубой св-Ьтъ луны сквозь обледен'Ёлыя окна смешивался съ краснымъ св-Ь- томъ лампадки изъ маменькиной спальни, ку- зина Адель п^ла подъ клавикорды старпнныя п-Ьсенки, так1я глупыя. так1я п1:.жныя:

Звукъ унылый фортепьано. Выражай тоск-у мою.

Или еще:

Ужъ пробилъ чась, и намъ разстатьо', Быть может1>, должно навсегда ! Ахъ, льзя ль НС плакать, не терзаться? Богъ в'Ьсть, увидимся ль когда,

И Марпнька. слушал, плакала.

В'Ьрила въ гаданья, приматы в-^щш, ксторымъ

14 ДЕКАБРЯ 23

научила ее старая ня'ня Петровна: еслп увпдитъ нитку на полу или кругъ на песк'Ь отъ лейки ни за что не переступить. Знала, что, когда то- пится печка и летятъ искры, будутъ гости ; а когда п^тухъ поетъ въ необычное время, на- добно снять его съ насЬсти и пощупать ноги: теплыя къ в1>стямъ, холодный къ покой- нику.

Была хозяйка, куда лучше маменьки. У нихъ, Бъ Серпухове, дешево все: мясо пять копеекъ фунтъ, пара цыплятъ пятьдесятъ, огурцы сорокъ за четверикъ. Ум'Ьла ихъ солить, какъ никто во всемъ у'Ьзд'Ь. И рукод'Ьльница была ис- кусная. Разъ начесали шерсти изъ овечьихъ ду- шекъ что у овецъ на груди и подъ шеей, вымыли и привезли. А Пелагея у нихъ славно нрядетъ, вышла мягкая, чудесная шерсть, но б'Ьлая вся, а узоръ безъ т'Ьней вышивать нельзя. Что жъ бы вы думали? Сама выкрасила и очень недурно; прекрасный коврикъ вышила.

Вы это нарочно, Маринька? разсм'Ьял- ся, наконецъ, Голицынъ, не выдержалъ.

Что нарочно?

Я вамъ о любви, а вы объ огурцахъ соле- ныхъ и о душкахъ !

Ничего пе отв'Ьтила, только закусила губку, приложила къ ней нальчикъ и кивнула головой въ сторону маменьки, какъ будто у нихъ была уже общая тайна. .

24 14 ДЕКАБРЯ

И о чемъ бы ип говорили, въ каждомъ сло- в-Ь было иное значеше, тайное, важное. Иногда вдругъ умолкали, улыбаясь другъ другу съ удив- лешемъ радостнымъ, какъ будто посл-Ь долгой разлуки наступило свидаше блаженное. II оба чувствовали опять, какъ вчера, что, хотятъ-не- хотягь, а ^сближаются неудержимо растущею- близостью. Бее еще боялась его, не вЪрпла; но, когда сквозь длинныя р-Ьснпцы опущенныхъ глазъ ловилъ онъ стыдливо блеснувшую ласку,-— ему казалось, что ласка эта уже не для всЬхъ. какъ вчера, а для него одного.

«Что я д-Ьлаю? Зач'Ьмъ смущаю б'Ьдную д'Ь- вушку?» иногда опоминался онъ, а потомъ опять все забыва.1ъ, опьяненный благоуханхемъ лю.бви, которымъ окружена была милая д-Ьвуш- ка, какъ цв'Ьтущая сирень св-Ьжестью росною.

«Вогь бы вамъ, ГолиЩ)1нъ, женпться на Ма- риньк'Ь», вспоминалъ слова Пущина; принялъ ихъ тогда за шутку. «Мы голову несемъ на плаху, а вы о женитьбе. Пущчпъ!» «11у,что-жъ, и на плаху идти весел-Ье женатому: все-та- ки поплачетъ кто-нибудь. Штъ, право, жени- лись бы, избавили бы д-Ьвушку отъ стараго плу- та и выжиги, господина Аквилонова».

Самому ему противно было думать, что Ма- ринька выйдетъ замужъ за Аквилонова. Когда въ паутин-Ь бьется мотылекъ, хочется спасти его отъ паука. Но какъ это сд-йлать? Въ Петербур-

14 ДЕКАБРЯ 25

г-Ь будетъ бхму не до Мариныш: тамъ заговоръ^ возстан1е, низвержеше тирана, освобождеше отечества. А можегь быть, судьбы царствъ и на- родовъ не бол-Ье в'Ьсятъ на в-Ьсахъ Вожьихъ^ ч'Ьмъ судьба одной души челов-Ьческой?

Что же такое встр1зча ихъ случай или судь- ба? Если только случай, то почему это узнаванье, вспоминанье в'Ьщее, какъ въ сновид'Ьнш незапа- мятномъ? А если судьба, то почему онъ такъ ув-Ьренъ, или хочетъ быть ув-Ьренъ, что могъ бы полюбить ее, но никогда . не полюбитъ, что въ этомъ сн'Ь любви несбыточномъ, посл'Ьдней ра- дости жизни, онъ съ лшзнью нав'Ьки прощается? Какъ тотъ путешественникъ, который, спасаясь въ пустын-Ь отъ зв'Ьря, кинулся въ колодецъ, по- висъ на суку, рветъ ягоды съ куста малины и •Ьстъ, забывъ о гибели.

Глядя на лицо ея, такое живое, вспоминалъ другое лицо,мертвое ; въ темномъ св-^гЬ дневныхъ св'Ьчеп, въ ттояв'Ьнечномъ б'Ьломъ плать-Ь, въ гро- бу, вся тонкая, острая, стройная, стремитель- ная, какъ стр-бла летящая, шестнадцати л-Ьт- няя д'Ьвочка, Софья Нарышкина.

Не у.знавай, к^'да я путь склонила, Въ какой пред-Ьлъ изъ лира перешла. О, другъ, я все земное совершила : Я на земл-Ь любила и жила. Нашла ли ихъ, сбылись ли ожиданья? Безъ страха в'Ьрь; обмана сердцу н-Ьтъ;

26 14 ДЕКАБРЯ

Сбылося все : я въ сторон-Ь свиданья

И знаю зд-Ьсь, сколь вашъ прекрасенъ св-Ьтъ.

Другъ! На земл-Ь великое не тщетно:

Будь твердъ, а зд-Ьсь теб-Ь не изм-Ьнять...

Не ИЗМЕНИТЬ она не нзм'Ьнптъ п онъ. Та пер- Бая любовь посд'{'.дняя. И если бы даже полю- билъ онъ М'арпньку. не изм-Ьниль бы Софь'Ь. Об'Ь вм'ЁсгЬ, земная п небесная. Какъ въ по- сл'Ьднемъ пред1зЛ'Ь земля и небо одно, такъ Софья съ Марпнькой.

На третьи сутки утромъ возокъ подъ^^зжалъ къ Петербургу. Когда миновали посл1>дпюю станщвз. Пулково, потянуло со взморья тепломъ: замерзшее оконце оттаяло, заплакало, и сквозь слезы заб1^л1>ла равнина, унылая, сн'Ьжная, съ болотными кочка^^га, какъ будто могилами испо- линскаго кладбища. А на самомъ краю б'Ьлоп равнины черныя точки дома Петербурга.

Ну, ирощайт^. князь, сказала Марпнь- ка. Сейчасъ прх'Ьдемъ. Я къ жениху, а вы къ нев'Ьст'Ь.. .Вспоминать обо мн-Ь будете?

Онъ молча поц'Ьловалъ руку ея. опять, какъ давеча, въ ладонь, теплую. св1>жую. н'Ьжную, какъ чашечка пв-Ьтка. солнцемъ нагр'Ьтая.

- Придете къ намъ въ Петербург-Ь? спро- сила она шопотомъ.

Приду.

А если нев'11ста не пуститъ?

14 ДЕКАБРЯ 27

Никакой у меня нев-Ьсты н'Ьтъ. Правда?

Правда.

Честное слово?

Честное слово. А у васъ, Маринька, н'Ьтъ жениха?

- Не знаю. Можетъ быть, и н'Ьтъ.

И опять улыбнулись другъ другу, молча, узнали, вспомнили. «Я могъ бы тебя полюбить», сказалъ глубокШ взоръ его. «И я могла -бы», отв-Ьтила она такимъ же взоромъ.

Маг1е, что же ты? Собираться пора. Палашка, гд'Ь подорожная? Куда опять гапропа- <^тила? Ахъ, д'Ьвка несносная! - послышался Борчливый голосъ маменьки.

Потянулись длинные заборы, огороды, лачу- ги, лавки, постоялые дворы. Наконецъ, возокъ остановился у ннзенькаго домика съ желтыми ст-Ьнами. забрызганными еще л-Ьтнею грязью, съ полосатыми будками по обоимъ концамъ шлаг- баума.

Дверпа возка открылась, и заглянуло въ нее усатое лицо инвалида. Караульный офпцеръ про- писалъ подорожныя, скомандовалъ часовому: «Подвысь!» Шлагбаумъ поднялся, и нележанецъ въ-Ьхалъ въ Петербургъ.

28 14 ДЕКАБРЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ

Съ 27 ноября, когда узнали о кончине имие^ ратора Александра I, въ Петербург^^ настуии- ла тпшина необычайная. Все умолкло и замерло, какъ бы затаило дыхан1е. Театры были закры^ ты; музык'Ё запрещено играть на разводахъ; дамы од'Ьлпсь въ трауръ; въ церквахъ служи- ли панихиды, трезвонъ колокол овъ унылый съ утра до вечера носплся надъ городомъ.

Росстя присягнула Константпну I. Указы под- писывались именемъ его; на монетномъ двор-]^ чеканились рубли съ его изображен1емъ;въ церк- вахъ возглашалось ему многол'Ьтхе. Со дня на день ждали его самого, но онъ не прх-Ьзжалъ, и по городу ходили слухи. Одни говорпли, что от- рекся отъ престола, друПе что согласился, а правда была неизв-Ьстна.

Для успокоенхя столицы объявили, что госу- дарыня мать получила письмо, въ коемъ его ве- личество об^щалъ вскор-Ь прибыть; потомъ, что велпк1й князь Мпхаилъ Павловичъ къ нему на- встр'Ьчу вы-Ьхалъ. Но оба изв'Ьст1я оказались ложными.

Курьеры скакали изъ Петербурга въ Варша- ву, изъ Варшавы въ Петербургъ; братья обм'Ь- нивались письмами, но толку не было.

14 ДЕКАБРЯ 29

Пора бы кончить эти любезности, вор- чали сановники.

: Когда же, наконецъ, мы узнаемъ, кто у насъ государь? выходила изъ терп^Ьн1я импе- ратрица Мар1я беодоровна.

На трон-Ь лежитъ у насъ гробъ, шепта- лись в'Ёрноподданные въ тихомъ ужасЬ.

На другой день, посл-Ь присяги, въ окнахъ магазиновъ на Невскомъ выставлены были портреты новаго императора. Прохожхе толпи- лись передъ окнами. На портрет-Ь онъ былъ ду- ренъ, а въ д-Ьйствительности еще хуже. Кур- лосъ, какъ Павелъ I; больш1е мутно - голубые глаза на выкат-Ь; насупленныя брови, торчапця густыми пучками б'Ьлобрысыхъ волосъ; такхе же ъолосы на переносице ; въ минуты гн-Ьва вздыма- лись они, щетинились; руки длинный, ниже ко- л'Ьнъ, какъ обезьяньи лапы: казалось, могъ хо- дить на четверенъкахъ. И весь былъ похожъ на обезьяну, огромную челов-Ькоподобную. Вспо- минали, какъ жаловалась бабушка, императри- ца Екатерина Великая, на безчинное и безчест- ное поведен1е внучка: «Везд-Ь, даже и по ули- цамъ, обращается съ такой непристойностью, что я того и. смотрю, что его гд-Ь ни есть прибь- ютъ. Не понимаю, откудова въ немъ вселился та- кой подлый с а н к ю л о т и 3 м ъ, предъ всЬми унижающШ».

Письма свои къ учителю, французу Лагарпу,

30 14 ДЕКАБРЯ

подппсывалъ: «Ь'апе Сопз^аппп». Но былъ не- глупъ, а только нарочно «валялъ дурака», чтобъ оставплп его въ поко'Ь. не л1^зли съ короною, «ДеспотпческШ вихрь», называли его при- ближенные. Однажды на смотру лошадь его испу^ галась, шарахнулась. Выхватпвъ иалашъ, онъ пзбнлъ ее такъ, что она едва не издохла. Ло- шадью будетъ Росс1я, а Константпнъ б'Ьше- нымъ всадникомъ. Над-Ьялись. впрочемъ. что не захочетъ царствовать, «по отврагденхю природ- ному».

Меня задушатъ, какъ задушили отца.— го- варпвалъ. Знаю васъ, канальи, знаю! злоб- но усмехался. Теперь кричите: «ура», а если иотан];атъ меня на лобное м-Ьсто и сиро- сятъ: «любо ли?» вы такъ же закричите: «.тю- 6о! любо!»

Разсказывали. что, когда ирочелъ манифестъ о вступленш своемъ на престолъ, съ нимъ сд'Ь- лалось дурно. вел-Ьлъ пуститъ себ1^ кровь.

Что они. дурачье, вербовать что-ли взду- мали въ цари! кричалъ въ б15шенстг.-!'.. Не пойду! Сами кашу заварили, сами и расхле- бывайте !

Когда въ Петербург-Ь узлалп объ этомъ. всЬ возмутились.

Нельзя играть закон нымъ насл'Ьдхемъ пре- стола, какъ частною собственностью, говори- ли одни.

14 ДЕКАБРЯ 31

Почему нельзя? возражали друПе. Въ Россш все можно. Мы трусы. Погрози намъ только гауптвахтою и смиримся.

' Кому бараны достанутся? - держали за- кладъ шутники.

Как1е бараны?

Мы. Разв'Ь насъ не гонятъ отъ одной при- сяги къ другой, какъ стадо барановъ?

Р'Ьшали, кто лучше Константинъ или Ни- колай?

Имиераторъ Павелъ I назначилъ пятим'Ьсяч- наго младенца Николая шефомъ лейбъ-гвардш Коннаго полка въ чин'Ь генералъ - лейтенанта. Мальчикъ, прежде ч^^мъ научился ходить, билъ въ барабань и махалъ игрушечной сабелькой. А когда подросъ, вскакивалъ съ постели по но- чамъ, чтобы постоять съ ружьемъ. Никогда ни- чего не хот'Ьлъ знать, кром^^ солдатиковъ. Вос- питатель великихъ князей, дядька Ламсдорфъ^ билъ мальчиковъ по голове ружейньвтъ шомпо- ломъ такъ, что они почти лишались чувствъ. «Богъ ему судья за бедное образоваше, нами полученное», говаривалъ впосл'Ьдствхи самъ Николай.

Никогда не готовился быть насл'Ьдникомъ : л'Ьтъ до двадцати не им-^лъ никакихъ служеб- ныхъ занят1й, и все его знакомство съ св'Ьтом7> было въ дворцовыхъ переднихъ и въ секретар- ской комнагЬ. «В-Ьшонъ, какъ Павелъ, и злопа-

32 14 ДЕЬ\\БРЯ

зиятенъ, какъ Александръ». Правда, уменъ; н<> ума-то его и боялись пуще всего: ч'Ьмъ умн-Ье, тЬмъ зл-Ёе.

Въ совершенстве усвонлъ прусск1н военный уставъ и вообще былъ н'Ьмецъ. Предсказывали, что со вступлешемъ его на престолъ н^щы на- воднять Россш. которая и безъ того уже кажет- ся «почти завоеванной».

Константинъ зв^рь, а Николай машина. Что л\^пге. машина или зв^рь?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Въ зал^ Государственнаго Совета, въ Зим- не1гь дворц-Ь, между генер а лъ- адъютантскою ком- натою п временными покоями велпкаго князя Николая Павловича, въ восемь часовъ утра все еще было темно, какъ ночью. Высошя окна, вы- ходпвш1я на дворъ, з1ялп чернотой непроницае- мой. Черно-желтый туманъ, казалось, щзонпкалъ, какъ дымъ удушливо-^дтй, сквозь окна и сгЬ- ны. Восковыя св-Ьчи въ тяжелыхъ канделяб- рахъ, на длинномъ, крытомъ зеленымъ сукномъ стол1^. тускло гор'Ьвшхя. освещали только сере- дину залы, а углы тонули во ^фак^^; п тамъ два большпхъ портрета, висЬвшпхъ другъ противъ друга. Екатерины П и Александра I, выступа- ли тапнствнно-прпзрачно, какъ будто Внучекъ

14 ДЕКАБРЯ с^З

и Бабушка переглядывались п перемигивались съ одной и той же улыбкой лукаво-насм'Ьшливой.

Старые сановники, въ пудр'Ё, въ шелковыхъ чулкахъ п башмакахъ, въ мундирахъ, шитыхъ золотомъ, блуи{дали, какъ дряхлыя т-Ьни, сходи- лись, шептались, шушукались. А въ самсмъ темномъ углу сид'Ьли молча, не двигаясь, какъ три изваянхя безжизненныя, три вставшхе изъ гроба покойника, семидесятил1этн1й министръ внутреннихъ д'Ьлъ Ланской, восьмидесятил'ЬтнШ министръ просв'Ьщен1я Шишковъ и генералъ Аракчеевъ, казавшшся в1^чнымъ, безъ возраста. ПослФ. уб1йства Настасьи Минкиной, въ первый разъ появился онъ во дворц'Ь.

«Смерть д-йвки отняла у него способность за- ниматься д-Ёлами. а кончина государя возвра- тила ему оную», говорили о немъ.

ВсЬ уже знали, что изъ Варшавы ирибылъ тгурьеръ окончательный съ отказомъ цесаревича, и сегодня долженъ. быть подписанъ манифестъ о восшествш на престо лъ императора Нико- лая I. Съ минуты на минуту ждали князя Але- ксандра Николаевича Голицына съ манифестомъ, переписаннымъ наб'Ьло.Когда открывалась дверь, оглядывались, не онъ ли?

Высокаго роста, благообразный, милый и важ- Бый старикъ, съ полусЬдыми волосами, заче- санными наверхъ пл-Ьшивой головы, съ продол- товатьъмъ, тонкимъ и бл'Ьднымъ лицомъ, съ дву-

34 14 ДЕКАБРЯ

мя бо.тЁзненнымп морщинами около рта въ иихъ мелапхол1я и чувствительность. весь ти-- хш. тпшапп11п, осенн1п. вечернШ. Николай Михапловпчъ Карамзинъ. стоя у камина. гр'Ьлся. Вс1> эти дни былъ боленъ. «Нервы мои въ силь- номъ трепетанш. Слаб'Ьвз какъ младенецъ отъ- всего». жаловался. Пораженъ былъ смертькг государя, какъ смертью друга, брата мюбимаго: п еще больше равнодЗ'Шхемъ всЬхъ къ этой смерти. «НсЬ думаютъ т лько о себ'Ь, а о Россш' никто». Все оскорбляло его, мучило, ранило: хот-Ьлось плакать безъ всякой причины. Чувство- валъ себя старою «Б-йдною Лпзовз».

Николай иоручи.лъ ему составить манифесть- о своемъ восшествш на ирестолъ. Составилъ. на не угодилъ. «Да благоденствуетъ Росс1я мирною* свободою гражданскою и спокойствхемъ сердецъ невинныхъ». эти слова не понравились; ве- л'Ьли перед-Ьлать. Неред-Ьлалъ - опять пе по- нравилосъ. Манпфестъ поручпли Сперанскому.

Карамзинъ огорчился, но продолжалъ бывать во дворц^^.. говорилъ о причинахъ общаго неудо- вольств1я и о м1зрахъ. как1я надо принять для блага отечества.

Никто не слушалъ его. и онъ замо.лчалъ, ото- шелъ. «Кончена, кончена жизнь! Умирать пора». плакалъ и см1>ялся надъ старою Б^^дною Ли- зою.

Стоя теперь у камина, поглядыва.лъ издали на

14 ДЕКАБРЯ 35

все съ грустью задумчивой, «Гляжу на все, какъ на б'Ьгущую т'Ьнь», говаривалъ.

Рядомъ ше^птались два старпчка-сановника.

Надъюсь, мы васъ не лишимся? сира- шпвалъ одинъ.

Богъ знаетъ, что съ нами будетъ !— пожи- малъ плечами другой. Намедни, за ужиномъ^ Петръ Петровичъ шампанскимъ угащивалъ: «Выпьемъ, говорить, неизв1зстно, будемъ-ли зав- тра живы». I

Все грустР1ть изволите, ваше превосходи- тельство? — сказалъ, подойдя къ Карамзину, оберъ-камергеръ АлексЬй Львовичъ Нарышкинъ, весь залитый золотомъ и бриллхантами, съ лп- цомъ величаво-прив'Ьтливымъ и незначитель- Бымъ, съ жеманно-любезной улыбкой старыхъ вельможъ ЕкатерининсЕихъ. Весельчакъ, забав- пикъ, шутивш1й даже тогда, когда другимъ было не до шутокъ.

^ Не я одинъ, а вся Россхя... началъ-бы- ло Карамзинъ.

Ну, Россш лучше оставпмъ, усмехнулся Нарышкинъ тонкою усм-Ьшкою. Давеча, во время панихиды, на Дворцовой площади расша- лились извозчики. Послали унять: стыдно-де см-Ьяться, когда всЬ плачутъ о покойник'Ь. «А че- го, говорятъ, о немъ плакать? Пора и честь знать, вишь сколько процарствовалъ!» Вотъ вамъ и Росс1я!

36 14 ДЕКАБРЯ

Бледное лпцо Карамзина вспыхнуло.

См'Ёю думать, ваше превосходительство, что въ Россш найдутся люди, которые заплатятъ долгъ благодарности...

Ну, полно, мой милый, кто нынче долги платить? Что до меня, я только на одр'Ь смерти скажу: Сезг ргеттёге с1е1:1:е, ^ие рауе а пагиге, разсм-Ьялся Нарышкпнъ.

Разв-Ь такъ д1>ла д^Ьдаютъ? ВсЬ бумаги герепуталп! У васъ, сударь, н'Ьтъ царя въ голо- ве! — кричалъ злой карлпкъ съ калмыцкой рожицей, мпнпстръ юстпцш Лобановъ-Ростов- скШ.на псполняющаго должность государственна- го секретаря, старую сЬдую крысу, Оленина.

Что это онъ говорить: н-^тъ царя? не поняль князь Лопухпнь. председатель Государ- ственнаго Сов1>та и Комитета Министровь. кава- леръ Большого Ма.тьтшскаго Креста, старикъ высокШ, стройный и представительный. наб'Ьлен- ный, нарумяненный, сь вставною челюстью и улыбкой сатира. Онь страдаль глухотой, а въ по- сл'Ьдше дни, отъ разстропстъа мыслей, глухота усилилась.

Говорить, что н-Ьтъ царя въ голове у Оле- нина, — прокрича.1ь ему Нарышкпнъ на-ухо. Л вы думали что ?

Я думалъ. н-^ть царя въ Россш.

Да, пожалуй, и въ Россш. опять усм-Ьх- нулся Нарышкпнъ своей тонкой усм1^,шкой.

14 ДЕКАБРЯ 37

и в'Ьдь, вотъ что, господа, удивительно: уже по- чти м-Ьсяцъ, какъ мы безъ царя, а все идетъ такъ же ладно или такъ же неладно, какъ прежде.

Все вздоръ д'Ьлаютъ! Въ мячщгъ играютъ!

продолжалъ кричать Лобановъ.

Какой мячикъ? опять не понялъ Лопу- хинъ.

Ну, объ этомъ нельзя кричать на- ухо, отмахнулся Нарышкинъ и шепнулъ Карамзину.

А вы о мячик'Ь слышали?

Н1>тъ, не слыхалъ.

«Репс1ап1: ^и^п2;е )оиг8 оп ]"оие сои- гоппес1е Ки881е аи ЬаПоп, еп зе гепуоуап1: тиШеИетепг», это Лафероннэ, французскШ посолъ, намедни пошутить изволилъ. Шуточка отм'Ьнная, только едва ли войдетъ въ Исторхю Го- сударства Россшскаго!

Лопухинъ подставилъ ухо и, должно быть, услышавъ имя Лафероннэ, понялъ въ чемъ д'Ьло, тоже разсм-Ьялся, обнажая ровные, б'Ьлые зубы искусственной челюсти, и тл'Ьномъ пахнуло изо рта его, какъ отъ покойника.

Ну. какъ ваши рюматизмы, Николай Ми- хайловичъ? проговорилъ пр1ятно-сиповатымъ голосомъ старикъ л±ть шестидесяти въ доволь- но поношенномъ фрак-Ь съ двумя зв'Ьздамп, съ в-Ьнчикомъ сЬдыхъ завитковъ вокругъ лысаго черепа, съ липомъ б-йлизны удивительной, поч- ти какъ молоко, съ голубыми глазами, вращав-

38 14 ДЕКАБРЯ

шпмися :медленно, подернутызга влажностью, «глаза умпрающаго теленка», сказалъ о нихъ кто-то. Это (Зылъ 31пхаплъ Мпхапловичъ Сперан- С'кш. А меня геморопды замушхлп. прпба- Бплъ, не дождавшись ответа, п вынувъ пзъ таба- Беркп щепотку лаферма двумя длинными тонки- ми пальцами руки изящн'Ьйшей. засунулъ табакъ Бъ носъ, утерся гаелковымъ краснымъ платкомъ сомнительной чистоты, на тонкое б^лье былъ склттенекъ. ^— и проговорплъ съ самодовольной улыбкой: Эхъ. былъ бы я молод ецъ. если бы табаку не пюхалъ !

Ну, что. ваше превосходительство, готовь манифесть? спросилъ Еарамзинъ.нарочно да- ъая понять, что не сердится и не завпдуетъ.

Сперансшп обратилъ на него свои медлен- ные глаза съ едва уловимой усм'Ьшкой на тонкихъ губахъ:

Охъ, ужъ не говорите! Этотъ манифестъ мн-Ь вотъ гд'Ь ! указалъ себ1> на шею. Какъ объяснить необъяснимое, растолковать народу эти сд'Ьлки домашн1я? Николаи отрекается для Константина, а Константинъ для Николая. Ни въ кузовъ, ни изъ кузова.

Такъ что же было делать?

Не открывать зав'Ьщанхя, каши не зава- ривать.

Презр-Ьть волю покопнаго?

Мертвые воли не им-Ьюгь.

14 ДЕКАБРЯ 39

Жестошя слова, ваше превосходитель- .:Ство !

Лучше слова, ч^Ьмъ д'Ьла лсестокхя. Нель- ;зя играть законнымъ насл'Ьд1емъ престола, какъ частного собственностю. Если покойный госу- дарь хоть сколько-нибудь лгобилъ свое отечест- во, которое въ 12 году дало ему та,к1я неоспори- мыя доказательства своей преданности, то какъ могъ онъ подвергнуть Росс1ю... Ну, да что гово- рить! Посл'Ьдн1я десять л'Ьтъ превосходятъ все, что мы когда-либо о жел'Ьзномъ в'Ьк'1^ слышали... А, впрочемъ, можетъ быть, «все къ лучшему», какъ ваше превосходительство говорить изво- лите.

Карамзинъ молчалъ. Слезы обиды за друга, г;а брата любимаго кип15ли въ душ-Ь его, и онъ оъ т^рудомъ пхъ удерживалъ. Облокотившпсь о л1р<1- моръ камина, опустилъ голову и закрылъ глаза рукою.

Нездоровится, ваше превосходительство? спросилъ Сперанскш.

Да, голова болитъ. Должно быть, отъ нер- вовъ. Нервы МОП въ сильномъ трепет г.ньи...

Это нынче у всЬхъ. Отъ погоды, - за>1^>- тилъ Сперансшй. А знаете, отличное средст- во для утверждешя нервовъ: вм1>сто чаю хо- лодный отваръ миллефол1я съ горькой ромаш1;'п1.

Миллефолш, миллефолш... повторилъ Ка- -рамзппъ съ улыбкой бол'Ьзненной ; что-то было

40 14 ДЕКАБРЯ

въ этомъ слов-Ь прпторно-сладкое, тошное п том- ное, что застревало въ горл-Ь комкомъ непрогло- ченны:.1ъ. II казалось ему. что самъ Сперанскш съ его лпцомъ б:Ьлизны удивительной, почтп какъ молоко, съ бледно-голубыми глазами, по- дернутыми влажностью, «глазами умпрающаго теленка», весь какъ мпллефол1п.

Сд^лалъ надъ собой успл1е, ироглотплъ комокъ п отнялъ руки отъ глазъ.

Да, всекъ лучшему, ваше превосходитель- ство, хотя и не въ смыс.тЬ зд1^шняго св1>та, улыбнулся тихою улыбкою. Есть Богъ бу- демъ спокойны.

Ваша правда. Николай Мпхайловичъ. бу- демъ спокойны. улыбнулся Сперанскхй. Я всегда говорплъ: Ве! ргоу1с1еппа ег Ьот!- пип-1 сопГи81опе КигЬепта с1ис11:11г.

Какъ? Какъ вы сказали?

Божескимъ Промысломъ и человеческою глупостью Росстл во.^птся.

Карамзинъ опять закрылъ глаза рукою. Ему хотелось плакать и смеяться вместе.

«Хороши мы оба, думалъ онъ, въ такую^ минуту, когда решаются судьбы отечества, рос- с'пскШ законодатель ничего не находитъ, кром^ см-Ьха. а росс1пскш псторикъ - нпчего. кром^ слезъ. Кончена, кончена жизнь! Пора умирать^ <тарпя Бедная Лиза!»

Открылась дверь въ генералъ-адъютантскую.п

14 ДЕКАБРЯ 41

ОПЯТЬ вс'Ь оглянулись. Съ болъшпмъ портфелемъ въ рукахъ, сЬменя ножками, маленыий,толстень- е1й, кругленькШ, какъ шарикъ, вкатился въ ком- нату князь х^лександръ Николаевичъ Голицынъ.

Ну что, готовъ манпфестъ? обступили его вс^^.

Какой манпфестъ? притворился онъ не- понимаюп^имъ.

Э, полноте, ваше с1ятельство, весь городъ знаетъ !

Ради Бога, господа, секретъ государствен- ный !

Да ужъ ладно, не выдадимъ. Только скажи- те, — готовъ ?

Готовъ. Сейчасъ къ подписи.

Ну, слава Богу! вздохнули вс^Ь съ об- легчешемъ.

И въ темномъ углу зашевелились три т'Ьни дряхлыя. Аракчеевъ медленно перекрестился.

А на противоположномъ конц'Ь залы открылась другая дверь изъ коридора во временные покои великаго князя Николая Павловича, и генералъ- адъютантъ Бенкентгорфъ, позвякивая шпорами,, скользя по паркету, какъ по льду, выб'Ьжалъ, весь легкш, летящ1й, порхаюшдй; казалось, чта на рукахъ и ногахъ его крылышки, какъ у бо- га Меркургя. Гладк1Й, чистый, вымытый, выбри- тый, блестяпцп, какъ новой чеканки монета. Мо- лодой среди старыхъ, живой среди мертвыхъ. И,

42 14 л.Е1>АБРЯ

ГЛЯДЯ на него. вс:Ь понялп. что старое копчено, начинается новое.

Разсв'Ётало. Вставалъ первый день поваго цар- ствован1я страшный, темный, ночной день. Чер- ный окна сър1>ли. с-Ьр-Ёлп п .тпца трунною сЬро- стью. Казалось, вотъ-вотъ разсыплются, какъ пыль, разлетятся, какъ дымъ, т'Ьнп дряхлыя, нпчего отъ нихъ не останется.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

«Лейбъ-гвард]п дворянской роты штабсъ-ка- иптанъ Романовъ Трет1й, чмокъ такъ шу- тя подписывался подъ дру^хгескпми записками и военными приказами велпк1п князь Николай Павловпчъ въ юности п такъ же иногда пригова- ривалъ. глядя въ зеркало, когда оставался одинъ ъъ комнат'Ё.

Въ темное утро. 13 декабря, сидя за брптвен- нымъ столпкомъ. между двумя восковыми св-Ьча- :ми. передъ зеркаломъ. взглянулъ на себя и иро- товорилъ обычное прпв'Ьтств1е.

Штабсъ-капптанъ Романовъ Трет1й, все- нижайшее почтенье вашему здоровью